Перейти к содержанию

Быков Сергей Николаевич

(1970–1990)
bykov

Мы с мужем родились сразу после Великой Отечественной войны и благодарим Бога, что более 50 лет прожили под мирным небом. Жизнь нашей семьи очень тесно связана с жизнью г. Харькова: здесь мы учились в ВУЗах, начали трудиться после окончания учебы и здесь получили особенно дорогой для нас подарок от Господа – наших детей.

Взаимоотношения в нашей семье были теплые, дружеские, построенные на взаимопонимании. Среди житейских забот дети были у нас на первом плане. Труд, вложенный в воспитание детей, дал свои плоды: дети платили нам своим послушанием, хорошо учились.

Старший сын Сережа родился 2 ноября 1970 г. В школе с 1-го по 8-й класс учился на «отлично». На родительских собраниях классные руководители всегда просили поделиться опытом: какие мы применяем методы воспитания, что сын растет таким трудолюбивым, честным, успешно учится.

После 8-ми классов в 1985 г. Сережа поступил в Харьковское медицинское училище №1. Из училища постоянно приходили по почте благодарности нам, родителям, за воспитание сына и информация о его успеш­ной учебе.

В 1988 г. Сережа окончил училище с отличием по специальности фельдшер-лаборант. И появилась у сына, как он сам выражался «хрустальная мечта» – стать военным медиком. В этом же 1988 г. Сережа сдавал вступительные экзамены в Военно-медицинскую академию им. Кирова в г. Ленинграде. На вступительных экзаменах он получил 5, 4, 4, 3. Не прошел по конкурсу и решил идти в армию. На службу Сережа шел с желанием, а еще с надеждой осуществить свою «хрустальную мечту» – стать военным медиком, поступив в Кировку.

С 21 ноября 1988 г. Дзержинским райвоенкоматом сын был призван на срочную военную службу и направлен в Прибалтийский военный округ, г. Балтийск в/ч 70199. Пошли первые письма. Они свидетельствовали о бодрости духа, спокойствии и стойкости.

Сережа так нас успокаивал, что мы даже не придали значения тому, что сыну не дали проходить службу по своей медицинской специальности. Гораздо позже мы узнали, когда Сережа пытался решить этот вопрос самостоятельно, то ответ командира части, однофамильца Быкова, был прост: «Если такой здоровый лоб будет у меня в медсанчасти, то кто тогда будет у меня на полигоне?» Но Сережа не написал нам об этом первом уроке жизни. Он, на отказ командира части служить по специальности, попросил учебники для подготовки к вступительным экзаменам. Через 6 месяцев Сережа сдает вступительные экзамены в округе. На этих экзаменах сын получает второй урок жизни. Оказалось, что представитель из Кировки приехал с 4-мя фамилиями, которые он должен был увезти в академию. Естественно, Быкова Сергея там не было. Сережа теперь уже подробно описал все, что было там на вступительных экзаменах в округе, и, конечно, несправед­ливость действительности больно ранила его.

Сережа вернулся в часть, продолжал службу и вновь подготовку к вступительным экзаменам.

К этому времени начальником штаба стал бывший командир батареи – капитан Трояненко.

Из заявления сослуживца Сережи Кишки В. И.: «…Трояненко как только стал начальником штаба и познакомился с Сережей ближе, почувствовав его превосходство над собой, начал относиться к Сереже пред­взято…»

Из заявления сослуживца Сережи Хорольского К.: «…Когда Трояненко бил ребят или орал на них, те в основном стояли и молчали, а когда Трояненко придирался к Сергею, тот мог выслушать спокойно и убедительными доводами изложить всю суть дела. А так как Трояненко часто ошибался, то в таких случаях он выглядел не совсем удачно. Вот поэтому Трояненко возненавидел Сергея… Трояненко пре­сле­довал Сергея везде и всюду. Он придирался к его внешнему виду, хотя старшина Гущин ставил Сергея в пример…»

Из заявления в военную прокуратуру г. Балтийска сослуживца Сережи – Леоничева В.: «…Сергей был намного умней, находчивее и вообще разносторонне развитой личностью в то время, как Трояненко был полной ему противоположностью…»

Из письма в редакцию «Комсомольской правды». Подпись 15 человек.

«…Сережа хотел стать военным врачом. …Капитан Трояненко стал всячески препятствовать осуществлению планов нашего товарища…»

Многое о последних днях и минутах нашего сына осталось невыясненным. 22 февраля 1990 г. Сережи не стало. Версия командования – самоубийство. Только в этой версии осталось много белых пятен.

И вот с этого момента в нашу семью ворвалось зловещее дыхание войны, хотя над нами по-прежнему было мирное небо и распускались почки на сирени.

Постичь все произошедшее земными категориями было невозможно. Мы искали для себя ответ: почему наш сын погиб, что мы, как родители, просмотрели? В официальную версию мы отказывались верить, так как хорошо знали своего сына. До армии Сережа четко высказывал свою позицию: нет безвыходных ситуаций и сводить счеты с жизнью – это не выход. Так что же могло произойти в части?

Во все века успех армии связывали с ее командирами, и если место командиров занимают такие личности как Быков, Трояненко, то что же мож­но говорить о самих солдатах, воспитание и выучка которых доверена им.

После гибели Сережи у всех нас в семье произошел надлом. Муж, такой добрый, заботливый, любящий, стал приносить в дом спиртное и принимать перед сном, непрестанно повторяя: «Я задавлю его (Троя­ненко) своими руками». Младший сын замкнулся в себе и начал усиленно заниматься каратэ и прочими видами борьбы, как потом выяснилось, чтобы отомстить за брата.

У меня в сердце поднимался бунт не только против людей, которые убили мое дорогое дитя, но и против Бога. Как он мог такое допустить? За что? Для чего жить дальше? Чему учить младшего сына? Страдания привели меня к болезни. Произошел паралич ног, и в 44 года я оказалась прикованной к постели. И я благодарю Бога, что в этой ситуации он все же повлиял на мое сердце и в таком отчаянии дал столько терпения, чтобы в этой ситуации начать читать Библию. Меня поразила любовь Божия: за таких гордых, завистливых, самолюбивых, лживых, ненавистных, свершающих убийства, словом, самых падших грешников, Бог отдал свою жизнь, приняв мученическую и позорную смерть на кресте, чтобы спасти все человечество от всех этих пороков.

Чем больше я читала Библию, тем больше вопросов у меня возникало! Никто из людей не мог ответить мне на них. Постепенно в моем израненном разуме начал рассеиваться мрак. До моего сознания начала доходить та истина, что Бог понимает меня, потому что сам пережил точно такую трагедию. Его сын, чистый, безгрешный, святой, был убит руками злой толпы. За что же убили Христа?

После сотворения нашей планеты все было совершенным. Первые люди были в мире и любви друг с другом и с Богом. Они с ним общались лицом к лицу. Потом зло, зародившись на небе через непослушание первых людей Богу, ворвалось на нашу землю и произошло первое убийство одного брата другим. И до сего дня происходит то же самое: брат убивает брата.

Читая Библию, я поняла, что силы зла, восстав против правления Божьего во вселенной, продолжают сопротивляться этому правлению по сей час. В основу своего правления Бог положил свою Конституцию – 10 заповедей. Закон Бога – это закон любви, который дан человеку для его же блага, это мерило человеческих поступков, это зеркало человеческих душ. Христос же пришел не изменить на нашей земле закон вселенной, а исполнить. Он жил на нашей земле среди порока и зла непорочной и святой жизнью, поддерживая постоянную связь с Богом.

В Библии я увидела удивительный план спасения согрешившего человечества Богом. Какое совершенство любви:

«Бог так возлюбил мир, что отдал сына своего единородного, дабы всякий верующий не погиб, но имел жизнь вечную». И когда зло убило святого и безгрешного Христа, то оно полностью себя изобличило. У Бога со злом нет ничего общего. Только зло, т. е. грех, является причиной смерти на нашей земле. Бог, помогая нести наш тяжелый крест, продолжает говорить к нашим сердцам. Мы поняли, что зло, убившее Христа, убило нашего сына и других ребят, но в этой беде Бог не оставил нас. Со страниц Библии Он говорил к нам:

«Остановитесь на путях ваших и рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему, и найдете покой душам вашим». Иер.6:16.

«Ибо только я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерение во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду…» Иер. 29:11

Мы осознали, что смерть нашего сына – это наша остановка в жизни, чтобы мы жили в дальнейшем в единстве с Богом и в послушании Его воле, потому что Бог наш – любящий, спасающий, живой. Он нас утешил, успокоил, дал надежду на встречу с сыном, на жизнь вечную. Все свои планы в жизни мы теперь начинаем с обращения к Богу в молитве.

Вот почему теперь вся наша семья радуется жизни, а не плачет на могиле сына, вот почему наш младший сын пошел учиться в духовную академию, чтобы, постигнув Божественные истины, помогать Богу спасать людей, как в свое время Он спас нас от верной гибели, вот почему мы хотим помогать таким семьям, как наша, потому что наш Бог, любящий, живой и спасающий.

Быкова Людмила Алексеевна, Быков Николай Иванович

 

Воспоминание о друге

Вот 19-летний мальчик в гробу. И совсем, совсем не такой – 18-лет­ний на фотографии. Мы, все его знавшие или даже просто хоть несколько раз видевшие, с такой легкостью представляем его живым, что нам кажется невозможным поверить в его смерть. А мы и не верим, и никогда не поверим в то, что он умер просто так. О мертвых плохо не говорят, а о нем и нечего сказать плохого. Мы плохого вспомнить не можем.

Кристально чистый, честный, очень сильный и очень добрый человек. Сережа был из тех, кто в силу своих душевных качеств, просто физически не мог бросить в беде друга, причинить кому-то боль, сказать неправду, обидеть.

Сережа был очень сильным физически, но вот в душе он был очень мягким и нежным. Мы никогда не видели его выпившим. Сережа никогда не обидел слабого человека, а наоборот, если оказывался кто-то из его друзей в беде, он делал все возможное, чтобы помочь.

Мы очень много времени проводили вместе с Сережей. Он всегда выделялся среди других ребят. Сережа был очень целеустремленным. Он, если брался за любое дело, то всегда доводил его до конца. И прошло уже 10 дней с того дня, когда не стало этого прекрасного и замечательного человека, но мы не хотим поверить в то, что с нами его больше нет. Да, мы никогда больше не услышим этот сильный, мужественный, а когда нужно, – нежный и ласковый голос. В нашей памяти он жив всегда. Просто таких людей, как Сергей Быков, невозможно забыть.

Сережа должен был жить, ведь такие люди нам очень нужны!

Светлая ему память!

Шелкошвеева Н., Богомазова Т.,
Фурисова Т., Канивцова О.,
Томах Е., Самохвалова Л.,
Казакова Н., Кихтенко Е.,
Черенкова Ю., Колесник М.,
Нестеренко Л., Голобородько А. И.,
Солос О., Фарбаржевич Б. И.,
Куролап М.

Опубликовано в рубрикеДзержинский р-н

Оставьте первый коментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Author by Compete Themes
© ХОССМ 1993—2021